Продажа лакокрасочных материалов и гидроизоляции

Странные грибочки

-Мужчина, что вы здесь делаете?

Вопрос застал меня врасплох, я вздрогнул и поднял глаза от опавшей листвы под ногами. Передо мной стоял невысокий кряжистый мужичок в фуфайке неопределенного цвета и синих стеганых штанах, заправленных в кирзовые сапоги. На плече у него болталось странное ружье с широким раструбом на необычно толстом стволе.

Тепло одетый мужчина выглядел крайне нелепо в жаркий осенний полдень, а его вопрос вызвал недоумение - только шутник или не вполне адекватный человек мог спросить, что делает в лесу взрослый мужчина с ножом в руках.

-Вы не ответили, – сказал странный мужичок, поглаживая рукой приклад.

Я поставил на землю корзинку с грибами, принял, как мне показалось  безобидную позу, и на всякий случай пошутил в ответ:

-Я пришел отомстить Серому Волку за Красную Шапочку.

Мужичок нахмурился и спросил,

-И как она?

-Кто?

-Красная Шапочка.

-Нормально, школу закончила, в институт поступать собирается.

-А бабушка?

-Пенсионерка, что с ней сделается. Печет пирожки, кормит внучку, а та всё толстеет.

Мужичок перевёл взгляд на корзинку с грибами.

-Откуда грибы?

-Из города привёз, купил возле метро.

-Правильно сделал, что сюда привёз. Хорошие грибочки: боровички, подосиновички… .  Отпустить бы их на волю надо.

На шутника мужичок оказался не похож, а значит, моё видение ближайшего будущего обретало мрачноватые тона. Неожиданно собеседник легко скользнул мне за спину и сказал.

- Я знаю хорошую, полянку, где им будет привольно. Ступайте вперед, я провожу.

И я пошёл, присматривая по пути подходящую дубину, чтобы как – то защитится от вооруженного незнакомца, но когда склонился над  увесистой веткой, мужик подтолкнул меня в спину,

-Но-но, не балуй. Сворачивай направо и до той сосны.

Минут через десять мы пришли на тенистую опушку, и дядька велел остановиться. Я обернулся.  Мужичок стоял на безопасном для себя расстоянии и доставал из-за голенища огромный нож с широким лезвием.

-Давай копать.

Я даже не заметил, когда он перешёл на «ты», наклонился к земле и принялся выкапывать своим ножом маленькую ямку. Мужик как усердная землеройка ковырял землю на другом конце делянки. По очереди мы подходили к стоявшей посредине полянки корзине с грибами, забирали по несколько штук и сажали в лунки, прикрывая сверху листиками и травинками. Иногда мужичок приговаривал:

-Тех боровичков рядом прикапывай, видишь это папа с мамой. Маленького сажай вместе с ними, сынок будет.

Через полчаса мы посадили все грибы, и дядька сказал,

-Ты Волка понапрасну не обижай, ему и без тебя сейчас тошно. Старый стал, лапы с трудом волочит, радикулит замучил, - потом добавил, - пойдем, провожу.

 И мы двинусь в сторону дороги, где стоял автомобиль. Метров за пятьсот до трассы, мужик сказал:

-Прощай, дальше иди сам, - и через мгновение исчез в зарослях молодого сосняка.

По пути к машине я присел на пенёк и задумался - оставлять грибы на поляне было глупо, но устраивать потасовку с  больным человеком тоже не резон. К тому же ружье за его спиной было хотя и странное, но судя по тяжести и тусклому сиянию ствола, вполне настоящее. И я решил выждать время, когда мужик уйдёт подальше, а пока побродить по лесу.

Прохаживаясь между деревьями, я набрал немного грибов и в какой-то момент услышал голоса людей за кустами дикой малины.

-Не нужно нам помогать, сами управимся, - говорила женщина.

-Самим не получится, понатопчете здесь, а после вас хоть трава не расти, - узнал я голос мужичка с ружьем.

-Бабка, дай ты ему немного денег, все равно не отвяжется, я его знаю,  - прохрипел мужской голос.

-Бабушка, бабушка, - заканючила девочка, - дай охотнику денежек, пусть покажет, где много грибочков растёт. А вечером мы пирожок с ними испечем.

-Ладно, веди нас, мошенник, - сказала женщина, послышался хруст веток и звук удаляющихся шагов.

Я вышел из-за кустарника. В сторону моей полянки шла весьма странная компания: за давешним мужиком споро перебирала ногами пожилая женщина в цветастом сарафане. Рядом вприпрыжку бежала толстенькая  девушка в футболке, джинсах и красной вязаной шапочке. А позади на заплетающихся ревматических лапах хромала огромная серая собака, больше похожая на волка.

Михаил Грязнов, Санкт-Петербург.